Phoenix Criminal Lawyer
ноября 10, 2009

 


 


Классическая космологическая модель  Успехи космологии и космогонии XVIII—XIX вв. завершились созданием класси­ческой полицентрической картины мира, ставшей начальным этапом развития научной космологии.


Вселенная в этом пред­ставлении о мире считается бесконечной в пространстве и во времени, т.,е. вечной. Основной закон, управляющий движени­ем и развитием небесных тел, — закон всемирного тяготения. Пространство никак не связано с находящимися в нем телами, играя пассивную роль вместилища для этих тел. Время также не зависит от материи, являясь универсальной длительностью всех природных явлений и тел. Количество звезд, звездных систем и планет во Вселенной бесконечно велико. Каждое небесное тело проходит длительный жизненный путь. На смену погибшим, точнее, погасшим, звездам приходят новые, молодые светила. В таком виде классическая космологическая модель Вселенной господствовала в науке вплоть до конца XIX в.
К концу XIX в. появились серьезные сомнения в классиче­ской космологической модели, которые приняли форму космо­логических парадоксов — фотометрического, гравитационного и термодинамического.

    Фотометрический парадокс
В XVIII в. швейцарский астроном Р. Шезо высказал сомнения по поводу пространственной бесконечности Вселенной. Если предположить, что в бесконечной Вселенной существует бесконечное множество звезд и они распределены в пространстве равномерно, то тогда по любому направлению взгляд земною наблюдателя непременно натыкался бы на какую-нибудь звезду. Тогда небосвод, сплошь усеянный звездами, имел бы бес­конечную светимость, т. е. такую поверхностную яркость, что даже Солнце на его фоне казалось бы черным пятном. Однако этого не происходит, поэтому данное парадоксальное утверждение получило в астрономии название фотометрического парадокса Шезо — Ольберса.

   Гравитационный парадокс
В конце XIX в. немецкий астроном К. Зеелигер обратил внимание на другой парадокс, также вытекавший из представлений о бесконечности Вселенной. В бесконечной Вселенной с равномерно распределенными в ней телами сила тяготения со стороны всех тел Вселенной на данное тело оказывается бесконечно большой или неопределенной (результат зависит от способа вычисления). Поскольку этого не происходит, Зеелигер сделал вывод, что количество небесных тел во Вселенной ограничено, а значит, и сама Вселенная небесконечна. Это утверждение получило название гравитационного парадокса.
    Термодинамический парадокс был сформулирован также в XIX в. Он вытекает из второго начала термодинамики — принципа возрастания энтропии. Мир полон энергии, которая подчиня­ется закону сохранения энергии. Кажется, что из этого закона неизбежно вытекает вечный круговорот материи во Вселенной. Если в природе материя не исчезает и не возникает из ничего, а лишь переходит из одной формы существования в другую, то Вселенная вечна, а материя пребывает в постоянном круго­вороте. Таким образом, погасшие звезды снова превращаются в источник света и тепла.
Поэтому неожиданно прозвучал вывод из второго начала термодинамики, открытого в середине XIX в. Кельвином и Р. Ю. Э. Клаузиусом. При всех превращениях различные виды энергии в конечном счете переходят в тепло, которое стремит­ся к состоянию термодинамического равновесия, т. е. рассеивается в пространстве. Так как такой процесс рассеяния тепла необратим, то рано или поздно все звезды погаснут, все актив­ные процессы в природе прекратятся, наступит «тепловая смерть Вселенной».
Таким образом, три космологических парадокса заставили ученых усомниться в классической космологической модели Вселенной, побудили их к поискам новых непротиворечивых моделей.

В статье Новый вариант большого взрыва и новый 1000 вопрос рассматривается очень красивая и интересное, но по своей сущности весьма фантастическая идея.

 

Комментировать