Phoenix Criminal Lawyer
декабря 10, 2009

 


 


Рождение концепции островных вселенных, которая с середины XVIII и до первых десятилетий XX вв. была предметом острых дискуссий, прочно связывается в истории астрономии с именем английского астронома-самоучки Томаса Райта (1711—1786). Космологической проблеме посвящены три работы Райта. Одна, представлявшая материал для публичной лекции и написанная в 1734 г., осталась в рукописи, обнаруженной лишь в 1967 г.; две другие были опубликованы в 1742 и 1750 гг. О концепции Райта известно главным образом по изложению ее у Канта. Истинные мотивы и содержание размышлений и построений Райта были раскрыты (после обнаружения упомянутой рукописи) лишь в 1970 г. английским историком астрономии М. Хоскином. В космологии Райта нашло яркое отражение характерное для начальных этапов развития науки нового времени астрономо-теологическое содержание. Аналогичной была и форма размышлений над вопросом о наиболее общих закономерностях Вселенной, о ее упорядоченности. Это видно, например, в сочинениях английского астронома и теолога В. Уистона (1667-1752), по которым учился Райт. Одна из книг Уистона так и называлась: «Астрономические принципы религии» (1717, 1725). (Вспомним в связи с этим аналогичные названия явно космологических сочинений В. Дерхэма.) Вместе с тем, видимо, из этих книг Райт узнал о законе всемирного тяготения и о том, что в случае конечности Вселенной все звезды, если они вначале были неподвижны, должны были бы сблизиться и, в конце концов, упасть друг на друга в центре Вселенной.

Райт знал также об открытии Галлеем (1718) собственных движений у трех ярких звезд. Из этого Райт сделал первый правильный вывод, что звезды должны обращаться вокруг общего центра тяготения (по аналогии с планетами), чтобы не упасть на него. Но центр звездной Вселенной Райт представлял как «божественный» источник самой правильности, упорядоченности Вселенной. Цель этих своих исканий общего устройства Вселенной Райт наметил еще в 1729 г. в своем дневнике: «Я задумал отыскать идеи о Божестве и Мироздании и объединить естественное со сверхестественным». Поэтому Вселенную он изобразил как систему сферических областей вокруг ее не только физического центра тяготения, но и одновременно «священного престола», или даже «ока» бога. Близ него он располагал область «рая», далее материальную область смертных («бездна времени, или область смертных») и, наконец, царство «тьмы и отчаяния», т. е. ад. Таким образом, материальную Вселенную Райт считал конечной. (Кстати, из приведенного описания можно заключить, что только в ней, по Райту, имело смысл и понятие текущего времени.) В своем описании ее вида с Земли он сообщал своим слушателям, что если близкие звезды видны по отдельности, то далекие, разбросанные беспорядочно по всему пространству, сольются для глаза в беловатое сияние. И лишь на его плоской схеме — чертеже эта картина выглядела как яркое сплошное светящееся кольцо (а не сфера).

Такая же картина рисовалась им и в работе 1742 г. «Ключи небес». По-видимому, преследуя главным образом «просветительские» цели, вернее, цели наставления на праведную жизнь, и рисуя, поэтому рай и ад, Райт тогда не особенно задумывался над некоторыми астрономическими следствиями своих общих рассуждений и их противоречием с наблюдаемым кольцом, а не сферой Млечного Пути. Но в своем основном труде 1750 г., который уже не имел «популярного» привлекающего простых слушателей и читателей названия, а назывался строго научно: «Оригинальная теория, или новая гипотеза Вселенной», Райт уточняет картину. Он писал: «Звезды распределены или беспорядочно или в известном порядке» (например, в виде плоского слоя). Но все-таки он был склонен, скорее, считать правильным предположение о беспорядочном распределении звезд по всему небу, но заключенных в пространстве, в некотором сферическом слое, окружающем некий центр. Теологическое истолкование центра и общей структуры Вселенной заставляло Райта отделять область, близкую к центру (нематериальная область — «рай»), от области «смертных», заполненной звездами.

Поэтому, поняв свою ошибку,— возникало противоречие между ожидаемой в таком случае картиной слабо и почти равномерно светящегося всего неба и реальной картиной лишь светящегося кольца — Млечного Пути,— Райт вышел из этого затруднения остроумным способом. Он предположил, что звезды сосредоточены в пределах тонкого сферического слоя (т. е. как бы вернулся к картине Кеплера). Тогда картина Млечного Пути возникает именно потому, что в этом топком сферическом слое наблюдатель, находясь в Солнечной системе (Солнце во времена Райта уже уверенно относили по своей природе к звездам), если он смотрит вдоль касательной к этому слою, будет видеть отдаленные его части в форме туманного кольца, а в перпендикулярных направлениях «пустоту» и отдельные яркие звезды (более близкие и потому разбросанные). Картина плоского слоя звезд, заключенного в узких границах, была для него таким образом не реальностью, а только наглядной иллюстрацией для разъяснения своей гипотезы слушателям. Для этого он начертил еще в 1734 г. огромную схему, размерами 18х1 футов (6х0,3 м), которую назвал: «Элементы существования, или теория Вселенной» (из этой схемы можно было сделать вывод даже о своего рода «сжатии» этой видимой вселенной звезд, равном 1:18, по которому, в принципе, можно было судить даже о степени удаленности «нашего слоя» от центра всей этой системы сферических звездных слоев). Райт, кроме того, рассмотрел тогда же второй вариант решения космологической проблемы, при котором звезды располагались вокруг «божественного центра кольцом» и как бы повторяли в больших масштабах, как писал Райт, систему Сатурна. При этом звезды двигались бы в этом кольце (продолжал он) подобно «частям, составляющим кольцо Сатурна» (в этом можно видеть первую идею дискретности этого кольца). Райт предполагал существование и других «божественных центров» со своими системами звезд вокруг них. Но нарушить равноправие среди них не посмел и потому не допускал существование системы систем, т. е. иерархии. Таким образом, вопреки существовавшему свыше двух веков ошибочному мнению на этот счет, Т. Райт не выдвигал идеи реального существования дискообразной системы звезд, изолированной в пространстве. Вместе с тем он действительно первым в рамках гравитационной картины мира выдвинул идею островных вселенных, иначе, концепцию островной Вселенной, как ее чаще называют.

 

В статье Новый вариант большого взрыва и новый 1000 вопрос рассматривается очень красивая и интересное, но по своей сущности весьма фантастическая идея.

 

Комментировать